Битва за Белгород-Харьков

В последующие дни боевых действий воздушные эскадрильи наносили ощутимые бомбовые и штурмовые удары по танкам, артиллерии и живой силе противника. В пунктах Казачья Лисица, село Доброе, Грайворон, Б.Писаревка, не смотря на сильное противодействие зенитной артиллерии и истребителей врага, летный состав четко выполнял противозенитный маневр и метко отражал атаки истребителей. В эти напряженные дни моя эскадрилья выполняла боевые задания на отлично, что полностью подтверждали фотопланшеты. В каждом боевом вылете мы фотографировали свою работу и нам всегда давали хорошие оценки, потому что в нашей эскадрилье были штурман Л.Н. Гордеев и его заместитель В.А. Гелета - бесстрашные мастера бомбовых ударов. Это достигалось точностью определения всех требуемых элементов для бомбометания с разных высот и направлений. Особо отличились в этих трудных сражениях на Курской дуге и Белгородско - Харьковском направлении летные экипажи лейтенантов А. Попельницкого, И. Гаврилова, М. Морозова, М. Иванова, Н. Куликова, А. Цевкалюк, Н. Валова, Л. Ремизова, В. Рыбальченко, Ф. Бурмак, Олениченко, Петрова, П. Попонкина. Ими руководили глубокая идейная стойкость и убежденность, воля, любовь к своей Родине, желание принести пользу своей стране, своему народу в полном и окончательном разгроме врага. Поэтому боевые задачи и выполнялись успешно, без потерь экипажей и самолетов. Хотя в это же самое время потери имели место в эскадрильях нашего полка, а также в других полках дивизии.

1-ая АЭ 797-го полка на аэродроме Поздяч. 1944 г.

Во время боев за Харьков нам была поставлена задача: уничтожить подходящие резервы и отступающие части противника на ст. Богодухов, Казачья Лопань, Боромля, селение Лебедин. Группы бомбардировщиков начали громить вражеские резервы. В день делали по два-три вылета. Наши войска с каждым днем продвигались все дальше на запад. При нанесении бомбового удара по резервам противника в пункте Лебедин бомба попала в двухэтажный дом, в котором находился штаб немецкой дивизии, было уничтожено до десятка офицеров. Мы узнали об этом из рассказов местных жителей после освобождения Лебедина.

Наш полк перебазировался на полевой аэродром «Совхоз Никитовский» (Белая). Противник то слабел, то вновь яростно огрызался, пытаясь переменить обстановку в свою пользу. Он бросал в бой танки и мотопехоту из резерва, в воздух поднимал группы бомбардировщиков и истребителей, взятых, как видно, из других фронтов. Гитлеровцы хотели вернуть утраченное господство в воздухе и не жалели на это сил. Группы «Мессершмитов» и «Фокке-вульф-190» в середине августа появлялись в небе в довольно большом количестве, причем неожиданно. И мы переживали черные дни. Общая картина наступления радовала, звала к новым свершениям, и тем тяжелее, обиднее, больнее становилось, когда мы попадали в тяжелые ситуации или допускали ошибки.

Ведущий группы четко должен знать воздушную и наземную обстановку, быть спокойным, хладнокровным и рассудительным, чтобы в любую минуту при изменении обстановки принимать правильные решения. В таких случаях потери практически всегда исключены, а если и бывают, то единичные, и в основном по вине экипажа.

20 дней непрерывных наступательных боев дали ощутимые результаты. 23 августа наши войска освободили Харьков. Таким образом, операция, начатая с прорыва небольшой полосы северо-западнее Белгорода, закончилась освобождением первой столицы Украины. Советские войска, взломав фронт врага на большом протяжении, продвинулись в глубину до 130 км. Теперь перед нашими войсками открылся путь к Днепру.

В конце операции наш полк подводил некоторые итоги боевой работы эскадрильи. В ходе Курской и Белгородско - Харьковской операции первая эскадрилья, которой я командовал, нанесла большой урон врагу, не потеряв ни одного боевого экипажа и самолета. Это был наш вклад в общую победу. В июле-августе 1943 года продолжалась боевая работа по изгнанию немецкой нечисти с нашей земли и мы наносили бомбовые удары по технике и живой силе противника в населенных пунктах Ревки, Ахтырка, Яновщина, Тарасовка, Котельва, Решетиловка, Липовая Долина, Безлюдовка. Особенно запомнились вылеты по уничтожению танков и мотомехчастей врага под Ахтыркой.

Наша эскадрилья получила задание уничтожить танки и мотомехчасти. Для сопровождения и прикрытия эскадрильи командование не смогло выделить истребителей и предупредило, что у немцев появились новые истребители «Фокке-вульф-190». Я с летным составом изучил задание, команды противозенитного маневра и тактику воздушного боя при отражении атак вражеских истребителей. И вот, эскадрилья поднялась в воздух. При подходе к цели девятка «Пе-2» оказалась выше облачности, а затем неожиданно для противника вышла на боевой курс на бомбометание в оказавшийся разрыв облачности. С одного захода сбросили смертоносный груз на фашистов. Цель была поражена хорошо.

Отойдя от цели, экипажи приняли боевой порядок для отражения атак истребителей врага в случае их нападения. И тут же появилась шестерка «Фокке-вульф-190». Звенья эскадрильи приняли боевой порядок для встречи атак истребителей врага и встретили их заградительным огнем со всех видов оружия. Атаки производились сверху, с двух направлений - слева, справа и по ведущему, чтобы уничтожить его, расстроить группу и затем уничтожить неорганизованный строй бомбардировщиков. Я мгновенно дал команду: «Не открывать огонь, подняться правому звену выше до пяти метров, а левому опуститься; ведущему остаться на прежней высоте». Этим мы достигли ведения огня всеми экипажами по атакующему врагу, чего противник не ожидал. Не смотря на их изначально нахальные действия, теперь они дрогнули и перешли в атаку сверху и сзади по ведущему и справа снизу. Я даю команду левому звену подяться, а правому опуститься и опять вся группа ведет интенсивный оборонительный огонь. Противник сближался до самых коротких дистанций, чтобы зажечь ведущего, но штурман следил за противником и как только последний начинал сближаться, он отдавал мне команду сблизиться, я бросал самолет вниз до 10 метров и трассы пушечных снарядов проходили выше. Это повторялось несколько раз, и несколько раз менялась тактика оборонительного боя девятки. Видя непоколебимую стойкость советских летчиков, убедившись в безуспешности своих атак, истребители врага скрылись. Так, без прикрытия истребителей, все экипажи девятки «Пе-2» вернулись на свой аэродром после успешного выполнения задания.

Я, как командир эскадрильи, изучил тактику боевых действий противника, особенно зенитной артиллерии и истребительной авиации, неустанно совершенствовал летное мастерство экипажей, тактику бомбометания и воздушного боя при отражении атак вражеских истребителей.

Все экипажи эскадрильи верили в своего ведущего командира. Стремились отлично выполнять задания и беспощадно уничтожать фашистских захватчиков. Так было и на подступах к Харькову. Юго-западнее Белгорода в июле 1943 года противник сосредоточил свои крупные силы с техникой и танками. Летчики неоднократно вылетали на бомбежку и с первого захода точно поражали цель. Штурман эскадрильи старший лейтенант В.А. Гелета, герой Советского Союза (ныне полковник, кандидат технических наук, работает в Москве) обеспечивал прицельное и быстрое бомбометание. Воистину это был бесстрашный мастер бомбовых ударов, мастерски отражавший атаки вражеских истребителей.