Фронтовая биография

Над Минском яркими красками загорался солнечный июньский день. Летчики полка, как и все советские люди, встречали воскресенье - день отдыха. И вдруг - тревога! Заголосила сирена, затянули гудки - паровозные, заводские...

- Ребята, настоящая! - изумленно сказал своим друзьям по общежитию лейтенант Медведев, и бросил на койку нарядный галстук.

Вскоре летчики, техники, радисты уже бежали к аэродрому. А спустя некоторое время со взлетной дорожки один за другим поднялись в воздух 18 скоростных бомбардировщиков, собрались в строй и взяли курс на запад.

Это были первые самолеты, уходившие на первые бомбардировки авангардных частей гитлеровской армии, уже вторгшихся в пределы нашей Родины в районе Бреста. В строю шел и экипаж Медведева.

- Справа внизу два вражеских истребителя! - доложил командиру стрелок-радист сержант Петров. Летчик развернул свой самолет так, чтобы радист мог стрелять по врагу. Тогда Витя Петров, веселый, девятнадцатилетний парень, воздушный снайпер, победитель многих воздушно-стрелковых соревнований, любимец экипажа, впервые открыл стрельбу по настоящему вражескому самолету.

Медведев сидел за штурвалом, он не знал результатов стрельбы радиста, но он видел, что фашистских истребителей с черной свастикой на крыльях слишком много. Когда они приблизились к передней полусфере, штурман старший лейтенант Дудник угостил их пулеметной очередью. Истребители отошли, чтобы зайти с более безопасной стороны. Чем наглее становились «мессеры», тем плотнее сжимали свой строй бомбардировщики, идущие без прикрытия.

Вдалеке, в серой дымке, показался большой город. Это Брест. Именно в эти часы защитники Брестской крепости вели неравный бой с многочисленным врагом. Вокруг Бреста горели села, черный дым устилал нежатые поля. А в воздухе становилось все больше самолетов, одни проходили стороной и летели на запад, другие проплывали выше, на восток, на юго-восток. Где наши, где чужие - было трудно разобраться. А «мессеры» наседали.

Показалась цель. По большаку, протянувшемуся к Бресту, ползла колонна танков. Командир стал заходить в атаку, за ним остальные сбросили свои бомбы. Среди них был и штурман Егоров. Дело сделано и летчики, развернув свои машины, легли на обратный курс.

А вражеских истребителей становилось все больше. Вот загорелся бомбардировщик - сосед Медведева. И почти одновременно с соседним задымились моторы и его самолета, сначала один, затем другой.

- Истребители сверху! - доложил штурман. Сверху шли в атаку три «Мессершмидта». Над кабиной и под крыльями прочерчивали воздух пулеметные трассы.

Ударил и тут же захлебнулся пулемет радиста. Петров! Петров... Витя! - окликнул его Медведев, но Витя Петров навеки умолк вместе с пулеметом. Медведев положил самолет на крыло и устремился вниз. Приземлившись в расположении своих частей, Медведев вылез из кабины, и его сразу обступили красноармейцы.

- Браток, дай патронов, из окружения выбираемся, - бойцы помогли вытащить раненого штурмана и убитого радиста. Кто-то предложил запряженную повозку. Медведев накрыл парашютом сержанта и повез его к штабу.
- Что надо - патронов, хлеба? - резко спросил Медведева какой-то лейтенант.
- Шапку сними! - проговорил летчик.

Лейтенант взглянул на убитого, снял фуражку, затем сказал: «Некогда, браток. Немцы кольцо смыкают. Пробиваться надо...»

На повозку, рядом с раненым штурманом положили еще несколько солдат и тронулись в путь.

Товарища летчик Медведев хоронил один. Вырыл неглубокую могилу, вынул из его карманов документы, завернул сержанта в парашют. Тут у штаба разорвался снаряд. Ударили минометы.

- Танки! - крикнул кто-то над самым ухом.

Раздался и другой окрик:
- Эй, летчик, торопись!

Красноармейцы цепь за цепью устремились к врагу. Медведев вынул пистолет и пошел пробиваться к своим. Вернувшись в часть, обо всем доложил командиру. И снова стал летать на задания.

Летал по 2-3 раза в день на бомбардировку, на разведку, и снова на бомбардировку. Почти в каждом полете встречался с истребителями противника, вступал с ними в бой, и если не выходил из боя победителем, то себя в обиду не давал. Через два месяца войны Медведев летал на Пе-2. Однажды его вызвал командир полка: «Не имею права посылать вас на задание, а дело не терпит», - не сразу сказал он, разглядывая карту.

- В чем сложность задания, товарищ майор? - спросил Медведев.
- Облака почти по земле стелются, а в районе цели и того хуже! - проговорил Майор, оборачиваясь к окну.
- Погода - не беда, товарищ майор, справимся!
- С погодой справитесь, а как с зенитками будете справляться? В Брянске зенитных орудий, как деревьев в лесу. А вам придется лететь на малой высоте, чтобы все разглядеть в городе и на железнодорожной станции.
- Зря беспокоитесь, - уверенно сказал Медведев.
- Как зря?
- А очень просто! Не станут они стрелять по нам, неудобно. Их много, а самолет один. Не по рыцарски это.
- Все шутите, товарищ старший лейтенант! Готовьтесь к вылету на разведку.

Это было накануне нового 1942 года. На разведку города и железнодорожного узла Брянск отправились три боевых товарища: штурман Ваня Иванцов, стрелок-радист сержант Жора Мостаков, и командир экипажа старший лейтенант Медведев.

Задание было исключительно важное. Результатами разведки интересовался сам командующий фронтом. Значит, крайняя нужда заставила командира полка послать экипаж на такое рискованное дело. К Брянску летели в облаках, а над городом так низко, что чуть не задевали крыльями фабричные трубы. Зенитчики били по самолету даже тогда, когда его не было видно, по гулу. Когда же Пе-2 вынырнул из облаков, то огонь так усилился, что над батареями поднялись клубы светлого дыма.

Самолет с красными звездами на крыльях проносился над крышами домов, наводя панический ужас на фашистских зенитчиков. Штурман и стрелок-радист засекали места скопления эшелонов войск на станции. Но чудес не бывает. Самолету не удалось просто пройти сквозь свинцовый дождь осколков от рвущихся зенитных снарядов - заклинило левый мотор, с перебоями стал работать правый. И Медведев, не дожидаясь, пока он окончательно не выйдет из строя, повел машину над Брянскими лесами на северо-восток. Мотор еле-еле тянул, надо было искать место для посадки. Вот и большая покрытая снегом поляна. Летчик посадил самолет на живот, и машина врезалась в большой сугроб. «Умница» - обращаясь к ней, как к живому существу, проговорил Медведев, выбираясь из кабины.

- Как рация? - сразу кинулся он к стрелку-радисту.
- Не работает, пробита осколком, - упавшим голосом ответил радист.

Как передать результаты разведки? Этот вопрос волновал всех троих. Послать кого-нибудь пробираться через линию фронта или идти вместе, всем троим? Решили расспросить местных жителей о фашистах и о дорогах. Может рядом действуют партизаны и у них есть средство связи или передвижения?

По лицу хлестал колючий снег, валил с ног холодный ветер, поземка – ни зги не видно.

Подождали вечера, и пошли в село, которое видели при посадке. Дойдя до огорода, легли и поползли по-пластунски. «Пригодилась строевая выучка» - пошутил радист.

Подползли к избе, заглянули в окно. На лавках лежали два здоровенных гитлеровца, у печки хлопотала старушка. «Накроем», - сказал Медведев. И уже хотели войти в избу, как вдруг из-за угла появилось три немца. Летчики выхватили пистолеты, немцы вскинули автоматы, но... поздно. Грянули три пистолетных выстрела, и три гитлеровца повалилось в снег.

- Партизаны!!! - разнеслось по деревне - Партизаны!

Летчики, словно привидения, нырнули в метель...

Ночевали в сугробе.

Наутро снова пошли в село. На этот раз подошли к другой избе, постучались. Вышла пожилая женщина и нисколько не удивилась советским летчикам, только сказала: «По селу дорога проходит, немцы греться заскакивают».

- А в селе они стоят?
- Нынче ночью ушли, партизанов испугались. Вчера-то партизаны крепкую баню им устроили, говорят, половину перебили.

Здесь летчики и решили отогреться. Вскоре пришел хозяйкин кум, мужчина лет пятидесяти в дубленом полушубке, расчесывая заиндевевшую бороду, сказал: «Пойдемте в наш райцентр там партизаны».

В селе зашли в дом, где вчера только располагался, по словам кума, немецкий штаб. Стол был накрыт к встрече нового года: водка, шампанское, жареные гуси. Блюда не тронуты, компания разбежалась, не успев, видимо, собраться.

- Выпьем, ребята! - восторженно сказал кум, сегодня ведь новый год!
- Давайте сначала обыщем комнаты, - сказал Медведев.

Через несколько минут летчики торжествовали: в бывшем штабе они нашли карту расположения частей двух немецких соединений и ведомств. В ней указывались наименования частей, действующих против нашего Брянского фронта.

Теперь нельзя было терять ни минуты - скорее в свой полк. Но как выбраться из немецкого тыла? Выручил кум на лошадях с санями. 18 км вез он летчиков к линии фронта по партизанской дороге.

Два дня спустя, сидел Медведев в комнате военного комиссара ВВС фронта. Он улыбался, хорошо понимая, какой важности сведения были добыты его экипажем. Понимали это и в военном совете фронта. Недаром за эту операцию Медведев был награжден орденом Ленина; а штурман и стрелок-радист - орденами Отечественной войны.

Две недели подряд Медведев и его боевые товарищи летали на разведку, и о каждом полете можно было бы рассказывать немало интересного.