Под нами Германия

Еще 10 марта 1944 года приказом командира корпуса генерала П.П.Архангельского я был назначен заместителем командира 18 БКК.ОБХАП, а в октябре 1944 года, когда наш 797 полк базировался на аэродроме Поздяч, поступил вторичный приказ о моем назначении в 18-й БК.К.А.П заместителем командира полка. И настало время для меня прощаться с летным и техническим составом, с которым мы так долго делили радость побед и горечь неудач, с первой эскадрильей, ставшей мне родной и близкой, с которой я прошел от самого Среднего Дона и вступил на немецкую территорию. Тепло и взволнованно они провожали меня, своего командира, с которым прошли от Среднего Дона до Курской Дуги, освободили Украину, и дошли до Котовиц.

Когда я обратился к личному составу, мой голос дрожал от волнения:
- Я горжусь, что воевал вместе с вами, - сказал я, - сдаю первую эскадрилью славному моему заместителю, капитану Ф.Бурмаку. Эскадрилья уже имеет славные традиции и уверен, что она их преумножит. До свидания, мои боевые товарищи!

Летный состав 18-го полка был очень рад, что меня назначили к ним, они слышали о моей боевой деятельности, так как на большинстве аэродромов мы стояли вместе. Когда я перешел в этот полк, летчики полка стали просить командира А. Котнова, чтобы я водил группы на задания.

А я часто заходил в свою бывшую авиаэкадрилью и говорил: «Запомните, гвардейцы должны быть во всем впереди, а мы уже будем за вами тянуться». Став заместителем командира полка, я продолжал летать на выполнение самых сложных боевых заданий, а когда поднимался в воздух весь полк, я шел впереди со своей эскадрильей.

Вскоре мы перебазировались на аэродром Зендык, где гитлеровцы изготавливали и испытывали снаряд ФАУ-2. За этот период много было освобождено Польских селений и городов: промышленный центр Котовице, Ченстохов, Дембицу, Краков. 797 БАП получил наименование Дембицкий, как отличившийся во время освобождения городов и селений Польши от гитлеровских захватчиков, а 18 БАП получил наименование Краковский за освобождение г. Кракова.

В эти тяжелые дни наземные войска растянулись из-за бездорожья, а гитлеровцы этим моментом пользовались и нажимали на малочисленные войска нашей армии, поэтому командующий фронтом приказал наносить беспрерывные удары авиацией по району пунктов Ратибор, и Ернау, до похода главных сил.

Погоды стояли плохие, высота облачности 300-400 м, видимость - 500 м, а местами до километра. Вылетали мелкими группами - два, три экипажа, более опытные летчики вылетали одиночно. Так продолжалось несколько дней, пока подошли наши войска и заняли боевые порядки для последующих наступательных действий, теперь уже на территории немцев.

Наш полк и соседние полки за этот период потеряли много экипажей. В то время, когда уже видна была победа, какую боль приносили боевым друзьям сообщения о гибели боевых товарищей. Так, 20 марта 1945 года, с аэродрома Зендык вылетел на задание ведущим в составе пяти самолетов экипаж летчика А. Попельницкого (штурман И. Пробкин, стрелок-радист Моспанов) на бомбардировку войск и техники противника в населенном пункте Ернау. Погода была такая: высота облачности 400-600 м, видимость до 1 км, падал мокрый снег. А.Попельницкий всматривался вперед, искал цель, вместе со штурманом и определял момент бросания бомб.

Андрей Попельницкий (в центре) 1943 г.

Во время сбрасывания бомб группа подверглась заградительному зенитному огню врага. Снаряд попал в кабину ведущего А.Попельницкого, который, как видно, мгновенно был убит, потому что при развороте от цели его самолет завалился на левое крыло, а затем повернулся и в таком положении летел до земли, упал и тут же взорвался. Так не стало нашего бесстрашного летчика Андрея Попельницкого, который был мастером своего дела и которым не раз восхищался сам командарм С. Красовский.

Вот так смерть выхватила Андрея Попельницкого, который шел совсем рядом со мной. В бою мне казалось, что он был неуязвим. Он был мужественным, бесстрашным бойцом и именно этим он особенно полюбился мне. Он был резковат, но добр и смел. Я чувствовал себя сильнее, когда знал, что А.Попельницкий летит в строю.

«Ты храбро бился! Ты видел небо... О, смелый Сокол! В бою с врагами истек ты кровью... Пускай ты умер! Но в песне смелых и сильных духом всегда ты будешь живым примером...»

Вскоре мы перебазировались на аэродром Любен - это был первый аэродром на земле Германии. Непривычной тишиной и запустением встретил он летчиков нашего полка. Все здесь показалось нам не таким, как на других аэродромах. Но прошло несколько часов, и аэродром зажил своей обычной жизнью. По стоянкам засновали автомашины с боеприпасами и бензозаправщиками, засуетились техники, мотористы, оружейники, заработали все наземные средства по обеспечению полетов, радиостанции, склады, столовые и бытовые службы: баня и парикмахерская.

Командующий фронтом маршал Советского Союза И.С.Конев приказал нам всеми силами уничтожить окруженную группировку противника в городе Бреславу. И мы нанесли бомбардировочный удар по этой цели двумя девятками нашего полка. В тот день все экипажи возвратились на свой аэродром. Последующие задания также выполнялись на Бреславу. Мы бомбардировали цель до тех пор, пока оставшиеся группы войск Власовцев и гитлеровцев не сложили оружия. В этих вылетах при бомбардировках войск в городе Бреславу погиб дважды Герой Советского Союза генерал Полбин - любимец бомбардировочной авиации Воздушных Сил, который первым применил на самолетах «Пе-2» вертушку, сеявшую страх в немецких войсках. Пленные немецкие офицеры говорили так:«Как появляются «Пе-2» и становятся в круг для выполнения вертушки, все, и артиллеристы и танкисты, оставляют свое оружие и убегают, кто куда от точных ударов бомбардировщиков, а когда заканчивается это страшное побоище, войска, попавшие под эту бомбежку, становятся неуправляемы». Так что историкам надо бы написать о том, что самолет «Пе-2» зарекомендовал себя, как прекрасная боевая машина. Наши летчики называли ее строгой, но устойчивой на боевом курсе и отличной при ведении воздушного боя, для точного бомбометания с горизонтального полета и пикирования, маневрирования в зоне зенитного огня, ведения массированного огня группой.

Вскоре полки 202-й БК.СД.О.САД имени Верховного Совета Татарской Автономной Советской Социалистической республики перебазировались ближе к логову фашизма - Берлину, на аэродром Фридерсдорф.