Граница позади

Во второй половине августа 202-я БАД, в том числе и наш 797 полк, перебазировались в район Перемышля на полевой аэродром Поздяч.

За освобождение города Львова нашей 202-й дивизии, а также всему личному составу, приказом Верховного главнокомандующего была объявлена благодарность, что воодушевило нас на новые подвиги во славу нашей Родины.

Как-то раз под вечер, к нам в землянку забежал адъютант эскадрильи ст. лейтенант Иванцов:
- Послушайте, что происходит, - сказал он, отозвав меня в сторону.
- Что же именно!
- Кое-кто поступает несправедливо. Я лично сам готовил сведения и знаю: у вас больше боевых вылетов групповых и нет потерь в группе, а первое место почему-то отдали капитану И.Тарасенко.
- Вот и хорошо.
- Что же хорошего? - растерялся адъютант. - Ведь показатели у него ниже...

Я сказал ему, что может быть это потому, что в прошлом я порой был резковат по отношению к некоторым старшим товарищам, а именно к Бандровскому.

- Это верно, - вздохнул адъютант, и вышел, так как он не всегда правильно оценивал мои суждения.

По возвращении из 60-го ГБАК, в сентябре месяце мы приступили к тренировке бомбометания с пикирования одиночными экипажами, а затем звеньями. После этого командование 202-й дивизии и 4-го корпуса ставило первой эскадрилье все более сложные задачи, которые надо выполнять из пикирования.

Польша. Никогда не забыть, с каким восторгом, с каким искренним чувством благодарности встречала она наших воинов-освободителей. Командованию дивизии поляки вручили такое послание:

«Земной поклон, Вам, доблестные рыцари Советских войск. Пять с лишним лет мы томились под игом фашизма, терпели горькую обиду, унижения и оскорбления. Много горя выстрадали, много пережили несчастий. Нас разоряли непосильными налогами, поборами. Постоянная угроза смерти и угона на фашистскую каторгу висела над нами всегда. Но мы надеялись, верили - и для нас - польского народа, настанет светлый день! Он настал этот день избавления от гитлеровских оков. Вы принесли нам счастье и свободу!»

Итак, нам необходимо было выполнять задачи по уничтожению танков и переправ противника уже на территории Польши. Конкретной задачей был налет на отходящие по шоссе войска - до 150 автомашин и 30 танков. Это была важная цель. Мы сделали два захода с пикирования и бомбы точно легли по цели, третий заход из горизонтального полета бросили бомбы А0-8ПТАБЫ-2,5 кг. В результате было сожжено до 10 танков, до 12 автомашин и большое количество выведено из строя, а также уничтожено до 50 солдат и офицеров врага. На шоссе образовалась пробка, последующие группы уничтожали застопорившую вражескую колонну.

Новый 1945 год наша дивизия встречала в Польше. Настроение у всех летчиков полка было бодрое, боевое, так как враг повсеместно отступал, оставляя после себя сотни трупов, десятки подбитых танков, автомашин, исковерканных орудий и обгорелых самолетов. Хотя нас не радовала погода: день за днем плыли низкие облака, часто шел мокрый снег. Летать в такую погоду, особенно девяткой, было очень сложно. Но не смотря на погодные условия, фронт требовал от авиации работы. Командир дивизии генерал В.И.Александрович поставил задачу первой эскадрилье 797 БАП произвести доразведку в районе древнего польского города Кракова.

Экипаж был выделен самый сильный, смелый, находчивый в составе летчика А.Попельницкого, штурмана А.Огурцова, стрелка-радиста Моспанова. Основная цель - населенный пункт Свашовице.

После взлета летчики набрали высоту 5000 м и взяли курс в район заданной цели. Небо было безоблачным, видимость отличная. Не долетая Кракова, летчик заметил впереди истребителей врага, и дал команду экипажу «Вниз!», а сам ввел самолет в пикирование и вывел на высоте 500-600 м и как раз выскочил на город Краков. Немного западнее Кракова, на железнодорожной станции они увидели большое количество составов и сбросили бомбы. Прогремели взрывы, и все заволокло дымом. Летчик, делая круг, дал команду радисту и сам стал поливать цель огнем из пулеметов с высоты 150-200 м. По заданию экипажа радист передал на КП дивизии результаты разведки и экипаж вернулся на свою базу на бреющем полете, ребята напевали песенки и радовались тому, что удачно выполнили задание.

Как только самолет сел, к нему подбежал адъютант эскадрильи И.Иванцов и сказал, что с КП корпуса срочно потребовали уточнить состав экипажа.

Ростовцев, Сидоров, Будиш, Иванцов, Воецкий

Отвлекусь и скажу несколько слов об адъютанте 1-й эскадрильи старшем лейтенанте Иване Иванцове, который на протяжении всей его работы в боевой части, начиная со Среднего Дона и до логова Берлина, не покидал своих боевых друзей. Он уделял много внимания и заботы всему летному составу, его отдыху, его своевременному питанию, а так же проверке готовности материальной части к последующим вылетам. Особенно много работы было у него, каждый раз, когда полк перебазировался на другой аэродром. Еще И.Иванцов своевременно готовил материалы для представления к наградам летно-технического состава эскадрильи. Не считаясь со временем, он уделял много внимания всем вопросам боевой и наземной подготовки рядового и технического состава. Повышал дисциплину, был требователен к выполнению отдельных заданий. За хорошую работу И.Иванцову неоднократно объявлялись благодарности, и он награждался орденами и медалями Советского Союза.

И в этот раз, Иванцов торопился взять данные об экипаже, так как, командир корпуса генерал П.П.Архангельский, находясь на переднем крае, наблюдал за дерзкими действиями экипажа-разведчика и приказал представить материал к награждению этих летчиков за отличное выполнение задания.

С этого задания мы вернулись все. Генерал В.Александрович выслушал мой доклад, и стал ждать, когда проявят пленку и смонтируют планшет. Вот и донесение. Более двадцати сожженных машин, много выведено из строя и уничтожено до 80 чел. солдат и офицеров противника. Генерал по такому случаю даже пожелал с нами сфотографироваться возле бомбардировщика. А потом вместе и пообедал с нами.

После обеда генерал уехал в штаб.

А я отозвал в сторону своих ведомых:
- Пойдемте на травке полежим, - сказал я.
Мы все расположились поудобнее и закурили.
- Давайте восстанавливать в памяти, что заметили по маршруту. Ты запомнил, - обратился я к А.Попельницкому, - как над кукурузным полем пролетали?
- Запомнил, конечно...
- А что там было приметного?
- Да, вроде бы ничего особенного... Большое кукурузное поле, зеленое...
- А людей там не заметил?
- Женщины платками махали, - подсказал В.Поздняков.
- Правильно, махали, - одобрительно сказал Ермак, - А сколько их там было?
- С десяток, наверное... - ответил Поздняков.
Не один Поздняков заметил этих женщин.
- Их было семь, - сказал ведущий штурман И.Воробьев,
- А грузовики, что на дороге попадались, видели?
- Видели, видели, - ответили летчики.
- Сколько их было, и куда они следовали?
Опять заминка: в подсчете машин расхождения были небольшие, а дорогу, по которой они ехали, указали неправильно.
- Надо научиться фотографировать глазами, - сказал я.

Для того, чтобы лучше запоминать детали я придумал «игру в предметы». Выложил на стол зажигалку, расческу, перочинный нож, папиросы, карандаш... Несколько секунд все смотрели на разложенные предметы, и по команде отворачивали головы. Потом начиналось самое интересное - отгадывание.

Поначалу ребята путались, а со временем стали более наблюдательными, и ответы так и сыпались: «Нож не на том месте, он лежал рядом с карандашом! Папироса повернута к нам мундштуком! Исчезла расческа!»

Веселая и полезная была игра в предметы. Она давала летчикам разрядку и тренировала их зрительную память.

Кроме этой игры нас отвлекала и помогала разрядиться наш моторист Надя Суханова. Она брала гитару, на которой играла просто виртуозно, и пела песни, чтобы помочь ребятам забыться от прошедшего боевого вылета и проведенного воздушного боя и собраться к последующему вылету, а он обычно обещал быть таким же сложным, как и первый.

В этот же день по данной цели произвели обработку все полки дивизии, которые нанесли огромный урон противнику, и через три дня наш полк, после выполнения задания, произвел посадку на аэродроме Кракова.

«В боях за Краков погиб командир эскадрильи 18-го бомбардировочного авиаполка 202-й БАД капитан П.И. Псурцев и его штурман Буханцев.

19 января 1945 г. они совершили героический подвиг и погибли при выполнении боевой задачи. В тот день его эскадрилья получила приказ нанести бомбовый удар по железнодорожному узлу Освенцим, где находилось до 16-ти эшелонов с боевой техникой и войсками врага.

Капитан Псурцев знал, что в случае неудачного бомбометания бомбы могут попасть в фашистские концентрационные лагеря, которые располагались рядом. А в них находились сотни тысяч узников - граждане СССР, Польши, Франции, Дании, Голландии и других стран Европы. Бомбовые удары по лагерю дали бы возможность гитлеровским преступникам объяснить массовое уничтожение заключенных гибелью якобы от русских бомб.

Из-за сплошной неровной облачности группа капитана Псурцева несколько раз меняла высоту. Железнодорожный узел был закрыт дымкой. Пришлось снизиться до 1800 метров и сделать холостой заход. Однако холостой заход эскадрильи, а также ее выход под облака (нижняя кромка всегда пристреливалась зенитчиками) позволили противнику прицельно обстрелять группу капитана Псурцева всеми десятью батареями зенитной артиллерии. Самолет капитана Псурцева был подбит прямым попаданием снаряда ЗА. У него разрушило мотор и кабину. Сам Псурцев был ранен в лицо и левую руку.

Эскадрилья со второго захода отбомбилась точно по цели и, подавляя зенитные батареи врага, с правым разворотом взяла курс на свою базу.

А самолет командира эскадрильи в сопровождении двух истребителей развернулся и, теряя высоту, ушел от группы. Капитан Псурцев сбил пламя и повел машину к линии фронта, пытаясь дотянуть до своей территории. Экипаж не покинул самолет. Штурман помогал раненому летчику пилотировать машину, а стрелок-радист прикрывал самолет огнем пулеметов. Недалеко от Хжанува экипаж Псурцева и прикрывающие его истребители отбили атаку двух «фокеров». Дружным огнем штурмана, стрелка-радиста и истребителей они отпугнули стервятников. Но самолет Псурцева, летевший на малой высоте, был сбит огнем зенитных пулеметов.

Летчик капитан П.И. Псурцев и штурман лейтенант А.Ф. Бухарцев погибли. Начальник связи эскадрильи старшина Н.И. Ивушкин получил тяжелые повреждения позвоночника, был взят в плен и доставлен в немецкий госпиталь города Котовице. Ночью его выкрали работающие в госпитале русские девушки, подменив трупом. Укрываемый соотечественницами Ивушкин дождался прихода наших войск, вернулся в полк и был отправлен на излечение.

Своей героической смертью капитан Псурцев спас жизни многих сотен узников фашистского лагеря»
(из архива 18 БАП 202-й БАД)

Так, летчики со своими экипажами в плохих метеоусловиях вылетали на охоту, находили цели и наносили удары, а когда улучшалась погода, вылетали группами и били отходящего противника, не давая ему опомниться. Так, мы освобождали на Польской территории город за городом. С каждым днем приближалась победа над коварным врагом - фашизмом, - который принес для многих народов Европы и Азии издевательства, над детьми, стариками, сжигая целые селения с людьми, изгоняя в концлагеря, и угоняя в рабство более здоровых и молодых. Вот почему у воинов была ненависть к врагу, вот почему они приносили в жертву самое дорогое - жизнь - во имя уничтожения фашистской нечисти. Вот почему наши враги бежали и искали себе укрытие, чтобы сохранить свои трусливые головы, но не вышло - потому что, в конце концов, многие из них нашли себе могилу в подземелье Гитлера.