Курская дуга

Гитлеровцы начали наступление пятого июля. Не добившись успеха на Обоянском направлении, немецко-фашистское командование решило перенести основные усилия на Прохоровку. Наше соединение пятой армии вступило в бой северо-западнее Прохоровки. Главный удар противник нанес танковой дивизией СС «Адольф Гитлер». Тяжелые бои разгорелись на участке пятой армии. Поддерживать авиацией было невозможно, потому что наши войска пропустили фашистские танки, и сами отсекли движущуюся за ними пехоту. Поэтому поступил приказ наносить бомбовые и штурмовые удары по резервам противника и его штабам управления.

«Запомните, друзья, 12 июля 1943 года; запомните этот день и это местечко под названием Прохоровка. Здесь впервые за всю войну лето стало по-настоящему нашим. До этого фашисты твердили: «Русские не могут наступать летом, они наступают лишь зимой». Здесь, на курском выступе, наши советские войска остановили немцев, обескровили их ударные группировки.

Теперь уже известно, что, хотя жестокие бои продолжались еще несколько дней, но переломный момент в Курской битве наступил 12 июля - в сражении под Прохоровкой, которое по собственному признанию Гитлеровцев, было полностью проиграно немецко-фашистской Германией»
(«Танковое сражение под Прохоровкой» - книга маршала бронетанковых войск П.А. Ротмистрова, командовавшего во время битвы на Курской дуге пятой танковой гвардейской армией)

По приказу командира 202-й дивизии 797 полк перебазировался с аэродрома Деркуль на аэродром Старый Оскол, а затем на аэродром Обоянь и вошел в состав степного фронта. Летный состав изучил район боевых действий Курского выступа и Белгородско-Харьковского направления. Технический состав готовил материальную часть для напряженной боевой работы.

Накануне боевых действий командир полка полковник Г. Быстров поставил задачу летному составу эскадрильи по уничтожению артпозиций, танков и живой силы противника в населенных пунктах Березов, Тамаровка, Борисов. Первая эскадрилья свои задачи знала и была готова к их выполнению.

Лето 1943 года действительно стало тем самым летом нашего наступления. Бомбардировщики 202-й дивизии 3-го августа в течение одного дня произвели по три полковылета, нанесли мощные бомбо-штурмовые удары авиации и обеспечили наступление наземных войск. Все восхищались работой авиации: бомбардировщиков и штурмовиков. Бойцы говорили: «Если бы нам всегда так помогала авиация, мы давно были бы в Берлине». Нам, летчикам, слышать такое было отрадно, и хотелось сделать еще больше и еще лучше выполнять задачу. В первый день контрнаступления я наблюдал в воздухе около двух десятков вражеских истребителей и бомбардировщиков. Это говорило о том, что превосходство в воздухе завоевывается нашими летчиками. Замполит эскадрильи капитан Зозуля провел большую работу с техническим составом по улучшению подготовки самолетов, чтобы не было задержки последующих боевых вылетов по вине техсостава, так как летчики были воодушевлены победами и были готовы летать по 3-4 раза в день.

Командир дивизии генерал С.И. Нечипуренко объявил благодарность нашей первой эскадрилье за успешные боевые действия.

В ходе наступления мы поднимали боевой дух летчиков. А нам, командирам ведущих групп напоминали о великой ответственности, которая легла на наши плечи: ведь малейшая ошибка в заходе на цель, особенно на передний край и в близости войск, может обернуться трагедией: случайно можно было нанести удар с воздуха и по своим войскам. Значит, ошибки быть не должно: в наступлении надо особенно тщательно готовить себя и весь летный состав, точно устанавливать линию боевого соприкосновения, и чтобы с НП своевременно давали сигналы ведущему группы работать по основной цели или по запасной. В этом случае удар по своим войскам практически исключается.