Средний Дон

В ноябре месяце 1942 года наш полк из Казани перелетел на полевой аэродром «Архангельское» и вошел в состав 202-й БАД, которой командовал генерал С.И. Нечепуренко с большим опытом боевой работы. Он познакомил нас с обстановкой под Сталинградом и задачами дивизии по уничтожению подходящих немецких резервов, особенно танков, идущих на соединение с армией Паулюса.

Первой задачей, которую командир полка Г. Быстров и начальник штаба Будиш поставили перед нашей эскадрильей, было нанести удар по танкам врага в районе Среднего Дона. Замполит АЭ капитан Петров и адъютант И. Иванцов совместно с коммунистами АЭ провели митинг. Комсомольцы-оружейники на бомбах сделали надписи: «Смерть фашизму!».

Я доложил командиру полка о готовности к работе. Получил «добро» и отдал команду инженеру АЭ Яковлеву на вылет.

Над линией фронта в морозном воздухе царила тишина. Но вот вдали, ниже нас замечены силуэты вражеских самолетов. Как видно, они прошли нас и не заметили, вероятно, лучи солнца ухудшали видимость противнику. Что позволило нам нанести удар по очень важной цели: танкам, артиллерии и живой силе фашистов. В результате бомбового удара и штурмовки было уничтожено и выведено из строя до 6 танков, одна батарея, до 15 автомашин и до 200 чел. живой силы, что позднее и подтвердили фотоснимки. Все экипажи возвратились на свою базу без повреждений и потерь, так как ЗА немцев начала действовать с некоторым опозданием, а истребители противника, повторюсь, прошли ниже и в стороне от нас, и мы были ими незамечены. Последующие группы наносили удары по танкам и живой силе немцев до полного разгрома этой группировки врага.

Во время полета особо отличились летчики-лейтенанты А. Попельницкий и М. Морозов из звеньев М.Я. Иванова и В.Е. Хилькова.

202-я бомбардировочная авиационная дивизия поддерживала наступательные действия 1-й гвардейской армии в районе Богучар, нанося бомбовые удары по уничтожению пехоты и танков противника и не допуская подхода тактических резервов неприятеля с запада и юго-запада. Утром 23 ноября 21-й армией и танковыми бригадами было завершено окружение вражеских войск Паулюса.

27 ноября гитлеровское командование создало группу армий «Дон» под командованием генерал-фельдмаршала Манштейна, который предпринял попытку деблокады окруженных войск Паулюса. Наш 797 полк наносил удары во взаимодействии с 1-й гвардейской армией. Все неприятельские войска, которые пытались выручить 6-ю армию Паулюса, попавшую в западню, были разгромлены. Последующие бомбовые удары наносились по укрепленным рубежам противника: Марковка, Никольская, Чертково и др. Затем 202-я бомбардировочная авиационная дивизия поддерживала войска 6-й армии, которая продолжала наступление на Миллерово и одновременно поддерживала 3-ю армию по уничтожению врага в районах Калитва – Ильинка.

Командир полка Г. Быстров 1-й эскадрилье поставил новую задачу: нанести удар по железнодорожной станции Валуйки, на которой по данным разведки находится четыре эшелона с боеприпасами, техникой и живой силой противника.

Летчики и штурманы тщательно проложили маршрут полета, потому что цель находилась на предельном радиусе. Выбрали заход на цель со стороны солнца, чтобы подойти максимально незаметно, так как цель была усиленно прикрыта зенитными батареями и истребителями.

Полет выполнялся перед заходом солнца и заход на цель производился со стороны солнца. Это затрудняло наблюдение за воздухом с земли - лучи солнца ослепляли немцев, что было для нас выгодно. Как видно немцы этого налета не ожидали по двум причинам: они не думали, что возможен полный радиус полета группой и возврат на свою базу до наступления темноты.

Для нанесения большего урона противнику бомбовая загрузка самолетов была максимальная и смешанная ФАБ-250, ФАБ-100 и А0-8 кг. Полет проходил по строго разработанному маршруту. При подходе к станции стало видно, что три вражеских эшелона стояли под парами, а два без паров. Заход на цель производили под углом 15-20 градусов, с высоты 3700 метров сбросили бомбы, которые попали точно в цель. Прогремели сильные взрывы. Уходя от цели, мы видели зарево пожаров. Зенитные батареи открыли огонь с большим запозданием, что уже не могло причинить нам ущерба. Нашими экипажами был замечен взлет истребителей противника, но те даже не попытались приблизиться к нашей группе, вероятно потому, что наступили сумерки.

Посадку летчики производили при кострах. Задание было выполнено отлично, и летному составу была объявлена благодарность.

Согласно сведениям, поступившим от партизан, боеприпасы рвались еще несколько часов, таким образом, был нанесен большой урон технике и живой силе врага. В течение четырех дней станция не работала, фашисты производили там восстановительные работы.

Технический состав эскадрильи. 1943 г.

В этом полете отличились такие экипажи: летчик лейтенант И. Гаврилов, штурман Никулин, стрелок-радист Шаповалов, летчик Ремизов, штурман Пробкин, радист Папков, летчик Рыбальченко и другие. Среди технического состава: инженер АЭ А. Яковлев, техники Никишин, Алексеев, Шапура, Андреев, Бубякин, мотористы Рызгина, Юлина, Суханова, Добрынина, которые в тяжелых условиях зимнего времени сумели подготовить всю материальную часть для боевых вылетов. Большая заслуга в этом замполита части АЭ и партийной организации, которые сумели провести определенную работу среди летного и технического состава АЭ, с честью справившегося с выполнением поставленных задач по изгнанию немецко-фашистской нечисти из нашей родины.

В декабре 1942 г. командир полка получил приказ командира дивизии генерала С.И. Нечепуренко срочно перебазироваться на аэродром в первый Калачаевский совхоз и быть готовыми к выполнению боевых заданий. Начальник штаба 797 полка подполковник Будищь накануне боевой работы поставил задачу летному составу полка по уничтожению медленно продвигавшейся, в связи со снежным заносом дорог, колонны противника с боеприпасами, продовольствием и живой силой (до 100 автомашин) по дороге Богатырь — Гавриловка.
- Первую группу поведет командир первой эскадрильи капитан Ермак.

Я поставил задачу перед инженером АЭ старшим лейтенантом А. Яковлевым подготовить материальную часть к боевым действиям и загрузить комбинированной бомбовой зарядкой ФАБ-100 , А0-10, А0-8, пополнить боекомплект, так как будем производить штурмовку движущейся колонны, и с рассветом доложить о готовности. За одну ночь техники-механики под руководством инженера АЭ А. Яковлева и замполита части капитана Зозули в полевых условиях при тридцатиградусном морозе сумели подготовить всю материальную часть и успели все закончить к указанному времени, за что всему техническому составу была объявлена благодарность.

Согласно заданию мы с летным составом АЭ проложили маршрут полета. Изучили метеоусловия, в которых будет проходить полет. Разобрали как принимать правильные решения в случае отказа материальной части или вывода из строя отдельных агрегатов самолета ЗА или пушечно-пулеметным огнем истребителей. Все эти вопросы были тщательно проработаны на земле.

По сигналу с КП летный состав занял свои места в самолетах, запустил моторы и по очереди выруливал для взлета.

После взлета мы быстро собрались в девятку над аэродромом и взяли курс к цели. Я, как ведущий группы, мой штурман капитан Л. Гордеев и начальник связи, стрелок, лейтенант В. Котлов - мы втроем, уже находясь в воздухе, правильно оценили обстановку, и дали конкретные указания каждому звену и экипажу.

Приближаясь к цели, мы увидели впереди более 80 автомашин противника, которые двигались с пункта Гавриловка. Я отдал команду перестроиться в колонну звеньев и бомбить по ведущему, командирам звеньев, сбросить бомбы на автомашины врага, а второй заход — штурмовка до высоты 100м, на уничтожение техники и живой силы противника. В результате бомбардировки и штурмовки уничтожено 20 автомашин и множество повреждено, выведено из строя до 70 солдат и офицеров.

В этом налете отличились экипажи командира звена ст. лейтенанта Ф. Бурмака, штурман звена ст. лейтенант В. Гелета, стрелок-радист Мостапов, экипажи лейтенанта И. Морозова, которые, неоднократно подвергаясь смертельной опасности, смело шли на уничтожение заданной цели и всегда побеждали.

После посадки и осмотра материальной части на трех самолетах были обнаружены пробоины, которые немедленно залатали и все самолеты снова предстали в полной боевой готовности. А адъютант АЭ ст. лейтенант И. Иванцов вместе со штурманом АЭ составили боевое донесение о выполнении задания и отправили его на КП штаба полка.

В этот период вылетал на разведку экипаж лейтенанта М. Иванова (штурман Мельников, стрелок-радист Журавлев) в район г. Красноармейск, что северо-западнее г. Сталино (Донецка), так как фашисты готовили контрудар в этом районе. Экипажу ставилась задача уточнить продвижение войск противника по дороге Запорожье — Сталино. Это было в канун годовщины Красной Армии. Стояла ясная погода, и экипаж решил производить разведку на низкой высоте. Линию фронта они перелетели в районе г. Лисичанска и вскоре слева показался г. Сталино. Экипаж взял курс на запад, оставляя шоссейную дорогу справа. Дорога была до отказа заполнена боевой техникой, которая двигалась в северо-восточном и восточном направлении. На высоте 2500 м боражировали истребители «М-109», но разведчика не заметили. Задание выполнили, определив направление движения колонн и их количество. Вместо того, чтобы идти на свою базу, экипаж решил штурмовать технику и живую силу врага и так увлекся штурмовкой, что не заметил как влетел в телефонные провода и чисто случайно остался в живых. Экипаж привез на базу проводов длиной около трех км. А так же большие повреждения самолета и мотора. Конечно, экипажу крепко досталось от командиров полка и эскадрильи за самовольство, которое могло привести к гибели экипажа, еще и при выполнении основной задачи на отлично. Это говорит о большой ненависти к врагу, о большой любви к нашей Родине и народу и желании быстрейшего уничтожения фашистской нечисти, которая принесла надругательства над нашим народом в оккупированных районах.

Незаметно подошел 1943 год. А конец 1942 года принес нам много радостных вестей. Советские войска продолжали громить окруженную вражескую группировку под Сталинградом и вели успешные наступательные бои на Среднем Доне. Это поднимало боевой дух, звало на подвиги. Наш 797 полк 202-й бомбардировочной дивизии вел активные боевые действия по уничтожению подходящих резервов противника и тем самым помогал воинам-сталинградцам сковывать противника, лишая его возможности маневрировать.

Подвигов было много. Они совершались почти каждый летный день. Мы старались воспитывать на них весь личный состав не только эскадрильи, но и всего полка.

И вот наконец настало 2 февраля 1943 года - роковой день для немецко-фашистской Германии. В этот день закончилась историческая Сталинградская эпопея. 330-тысячная армия была полностью ликвидирована, а ее остатки в количестве 91 тыс. солдат, офицеров, во главе с генерал-фельдмаршалом взяты в плен.

Теперь совсем иное настроение было у наших воинов. Все, от солдата до генерала, понимали, что приходит для нашей армии новая пора! Что здесь, у Волги, начинается ее путь к полной победе!

Несмотря на донимавший всех лютый мороз, в землянках царило веселье. В канун нового года прибыли подарки воинам от рабочих и колхозников. От распакованных посылок словно веяло теплом родного дома. Вся необъятная страна не знающая сна и покоя, дарила, что могла, своим воинам.

Под мощными ударами Советской Армии орда завоевателей покатилась вспять. Народы всего мира с восхищением и верой смотрели на поля грандиозных сражений, где решалась судьба человечества. Впереди были трудные бои, бесчисленные жертвы. Но вся страна знала, верила в то, что этот год будет годом побед!

В день 23 февраля экипаж лейтенанта М. Иванова получил новое задание — произвести разведку в районе южнее Красного Лимана, Северный Донец. Полет выполнялся на малой высоте и через несколько минут экипаж был над линией фронта, где происходила интенсивная перестрелка с обеих сторон. Вдруг в носовой части самолета раздался оглушительный взрыв. На какое-то мгновение летчик потерял сознание. За управление схватился штурман лейтенант П. Мельников, чтобы не допустить падения самолета. Лейтенант М. Иванов пришел в себя, осмотрелся — приборная доска разбита, имеется большое отверстие в боковой части (Ф-1) самолета «Пе-2». Тут он ощутил сильную боль в паху и ягодицах, и сразу мелькнула мысль: «Если останусь жив, то потомства у меня никогда не будет». Все эти размышления много времени не заняли. Все это происходило всего лишь какое-то мгновение. Главным оставалось выполнить задание.

Набрав высоту 500-800 метров, определяя количество техники и живой силы противника, сфотографировали, сбросили бомбы по второй колонне и, взяв курс на свою базу, перешли на низкую высоту. У Иванова не стихала сильная боль в нижней части пояса и к тому же, сильно беспокоила сложность посадки самолета. Но, несмотря на большие трудности, посадка была произведена отлично.

Санитарная машина быстро отправила летчика Иванова в дивизионный госпиталь. Спустя неделю лейтенант Иванов, благодаря помощи, оказанной ему полковым врачом Котеколошвили, покинул госпиталь и встал в строй боевых летчиков.

На одном из совещаний, проводимом командиром дивизии генералом С.И. Нечипуренко, я выступил в прениях и высказал все, что меня волновало по вопросам боевого применения авиации, приводил примеры шаблонности и безграмотности в использовании экипажей бомбардировщиков, а так же навязывания заходов на цели и ухода от цели без учета воздушной обстановки, что зачастую приводило к потерям. Участники совещания слушали мое выступление внимательно. Значит, думал я, мысли мои были правильными. Затем один из командиров полка задал вопрос: «Так в чем же шаблон?» Хотя бы в том, что на одну цель мы аккуратно день за днем в одно и то же время посылаем один и тот же наряд самолетов. А немцы ждут, расставив зенитную артиллерию, а потом спрашивают с командиров групп: «Почему допустили потери». Так, например, командир 803 полка получил задачу нанести бомбардировочный удар по аэродрому совхоза Дугино без сопровождения истребителей. Для того, чтобы выполнить задачу, необходимо готовить летчиков перед самым вылетом, после взлета никаких разговоров по радио, полет производить только на низкой высоте, маскируясь лесными массивами. При таких условиях задача была бы выполнена с минимальными потерями, а ему дали высоту бомбометания. Он и шел на этой высоте, пока всю группу не сожгли все нарастающие силы истребителей противника, за исключением двух экипажей, сообразивших уйти, так как задача была явно не выполнима. Было потеряно семь экипажей, в том числе погиб и ведущий. Так неправильная оценка воздушной обстановки и неумение ведущего водить группы приводит к ненужным потерям. Поэтому каждому ведущему группы не нужно выполнять указанный стандарт и действовать по шаблону, а лучше больше проявлять инициативу, творчество.

Например, эскадрилья 797 полка, которой командовал я, до ноября 1943 года произвела 816 самолето-вылетов по разнообразным целям. У этих целей было разное расположение, было сильное противодействие врага, выполнение заданий зачастую было очень сложным. Но, несмотря на это, мы наносили большой урон противнику и работали без потерь. В то время как в эскадрильях того же полка имели место потери до 50-60%.

Я хочу рассказать о нескольких боевых вылетах моей эскадрильи.
17.12.1942 г. командир 202-й дивизии поставил нашему полку задачу любой ценой уничтожить противника в районе южнее Богучар. В этот день первая эскадрилья сделала два вылета и нанесла немецкой группировке ощутимый урон. В результате бомбовых ударов наши наземные войска успешно проводили наступательные действия в этом районе; эскадрилья потерь не имела, хотя и вела воздушный бой с вражескими истребителями. В этом бою особо отличились ведомые звенья старшего лейтенанта Ф. Бурмака, лейтенанта М. Иванова, которые правильно выполняли команды ведущего группы, а экипажи вели организованный оборонительный огонь со всех видов бортового оружия и этим самым не допустили истребителей на дистанцию поражения самолетов. Благодаря презрению смертельной опасности и страха в этом бою экипажи нашей группы бомбардировщиков победили и возвратились на свою базу.

В первых числах января 1943 года, я получил задачу для группы нанести удар по укрепленному району элеватора станции Миллерово, где противник не давал возможности продвигаться нашей пехоте. Метеоусловия: высота облачности 300 метров, видимость 500-1000 метров. Станция Миллерово была прикрыта зенитной артиллерией до двух батарей ЗА и МЗА. Бомбовая загрузка ФАБ-100 и А0-10 с взрывателями замедленного действия, что должно было помочь не повредить свои самолеты и экипажи. Группу должны были прикрывать шесть ЯК-7-Б. Взяв прикрытие, и не долетев до цели пятнадцать километров, истребители прикрытия из-за плохих метеоусловий возвратились на аэродром базирования. Я, как ведущий группы, принял решение выполнять задачу без прикрытия наших истребителей, чтобы дать возможность продвижения нашей пехоте, и повел группу для выполнения поставленной задачи. Перед целью противник открыл сильный зенитный огонь. Я произвел правильный противозенитный маневр и мы прицельно сбросили бомбы на станцию Миллерово, не потеряв при этом ни одного экипажа и самолета. А наша пехота заняла станцию и элеватор Миллерово. В результате точного удара было уничтожено до 40 вагонов с боеприпасами и военным имуществом. За отличное выполнение задания в сложных метеоусловиях командиром дивизии генералом С.И. Нечипуренко нам была объявлена благодарность.

Перед нами была поставлена еще одна задача: девятью самолетами «Пе-2» бомбардировать колонну автомашин и полк пехоты противника в районе Безобатовка — Запорожевка (метеоусловия: высота облачности 300-800 м, видимость 2-3 км). Я, как ведущий группы, смело повел группу на уничтожение врага. Противник открыл интенсивный огонь из всех видов оружия. Высота облачности над целью была 400 м, поэтому в облака вести группу было невозможно и нецелесообразно, так как тогда не было бы прицельного бомбометания. В условиях невидимости цели штурман группы Л. Гордеев точно рассчитал момент сброса смертоносного груза на головы фашистов. Задание было выполнено на отлично. В результате бомбардировочного удара было уничтожено 15 автомашин с военными грузами и свыше 60 солдат и офицеров противника. Все экипажи возвратились на свою базу, благодаря выполнению всех требований ведущего группы.

За отвагу и героизм 202-я бомбардировочная авиационная дивизия получила название Среднедонской, а летчики и технический состав полка за отличное выполнение боевых заданий и подготовку материальной части к вылетам в суровые зимние дни, были высоко оценены партией и правительством. Многие воины были награждены орденами и медалями Советского Союза.