Кто первым таранил самолет врага

В летописи Великой Отечественной войны в одном ряду с бесстрашными летчиками, капитаном Гастелло и комиссаром Хозяиновым, стоят и другие имена летчиков - героев воздушных таранов, которые обрушили свои поврежденные самолеты на танки и орудия противника. В этих подвигах советские летчики прославили свою верность воинскому долгу и высокое боевое мастерство.

Примененный впервые в 1914 г. выдающимся русским летчиком П.Н. Нестеровым воздушный таран был продолжен и развит нашими соколами и стал средством решительного уничтожения противника в годы войны.

Не предусмотренный ни одним Уставом, кроме «Устава» любви к Родине и личной ответственности за ее защиту, таран уже с первых часов Великой Отечественной войны был взят советскими авиаторами в арсенал средств воздушной борьбы. Вместе с воинами-пограничниками, приняв на себя первый удар противника и на смерть сражаясь с ним, летчики, только за 22 июня 1941 г. восемь раз таранили самолеты со свастикой дерзкими ударами своих машин. Герои воздушных таранов первого дня войны. Долгое время о них ничего не знали и в литературе считалось, что первые воздушные тараны в годы Великой Отечественной войны совершили защитники Ленинградского неба П.Т. Харитонов, С.И. Здоровцев и М.П. Жуков, которым Указом Президиума Верховного Совета СССР 8 июля 1941 г. первым на войне было присвоено звание Героя Советского Союза. И в этом нет ничего удивительного. Война есть война. Не сразу и не все, и даже такие, подвиги становятся известными народу.

Сейчас мы знаем имена летчиков, совершивших тараны 22 июня 1941 г., и по крупице собираем в летопись истории сведения об их жизни и боевом пути.

«В 4 часа 30 минут, - читаем в Истории Великой Отечественной войны Советского Союза 1941-1945», - 28 самолетов 124 истребительного авиаполка 9-й авиадивизии поднялись в воздух для того, чтобы вступить в решительную схватку с фашистами - воздушными пиратами».

Я хочу написать об этом потому, что мы стояли по соседству на аэродромах и в одно и то же время вступили в бой с врагом.

Дмитрий Кокорев родился в 1918 г. в деревне Юрьево Питилинского района Рязанской области. После окончания школы работал механизатором в колхозе, затем слесарем на заводе. Одновременно учился в аэроклубе. С 1937 г. он, служа в рядах Советской Армии, учился в авиационной школе. Накануне войны Кокорев - летчик-истребитель, служил в полку, который стоял у самой границы Белоруссии. Дмитрий Васильевич Кокорев был одним из лучших молодых летчиков и накануне войны его назначили командиром звена. В этой должности он и вступил в боевые действия.

22 июня 1941 г. командир звена Кокорев взлетел одним из первых. Его послали разведать наземную и воздушную обстановку в районе границы. Возвращаясь с задания, Дмитрий увидел вражеский «Дорнье-215», который производил фотосъемку аэродрома. Несколько атак оказались неудачными, и его самолет МИГ-3 получил пробоины. Враг уходил. Тогда советский летчик бросился прямо на фашистский самолет и винтом врезался в его хвостовое оперение. «Дорнье» рухнул вниз. Был серьезно поврежден и «МИГ-3», но Кокореву удалось посадить свой поврежденный самолет. Этот первый в Великой Отечественной войне воздушный таран был произведен на глазах у личного состава наших частей, вступивших в бой за город Замбрув.

Младший лейтенант Кокорев был скромный, дисциплинированный, волевой летчик. После совершения тарана Д.В. Кокорев дрался в небе Москвы, Ленинграда, стал командиром, совершил более 100 вылетов и сбил пять фашистских самолетов. Погиб в боях за город Ленина 12 октября 1941 года. Вот его последнее письмо: «Здравствуйте, мои дорогие Катюша и Мусенька! Извините, что долго не писал. Не имел никакой возможности: совсем нет времени. Сейчас нахожусь под Ленинградом, и буду драться до последней капли крови за этот знаменитый город. За меня, Катюша, не беспокойся. Если и погибну, то теперь уже недаром. Здоров по-прежнему, только стал очень злой и буду зол до тех пор, пока не уничтожим всех фашистов. Если со мной что случится, то помни, Катюша, помни, родная девочка: тебя, доченьку, и Родину я любил больше жизни».
(Архив МО СССР.Ф.33)